Пеликан – самая динамично развивающаяся букмекерская сеть в России
Вернуться к карте региона

г. Хабаровск, секция Киокушинкай каратэ - тренер "Шихан" Виктор Белов

  • фавбет
  • букмекерская марафон
  • б к бетсити
  • 19 июня 2014 в 18:07

    Хабаровск - один из главных центров развития каратэ в России. Начиная Хабаровск — один из главных центров развития каратэ в России. начиная с 1980-х годов, когда первые ростки киокушинкай каратэ пустили корни на российском дальнем востоке, здесь появилось множество талантливых спортсменов и наставников. Но даже на этом фоне выделяется имя Виктора Белова. В 90-х он был одним из ведущих бойцов абсолютной весовой категории, выиграв, в частности, первый абсолютный чемпионат России и открытый турнир ЮАР. он ярко проявил себя и в тренерской деятельности. Ныне Виктор Борисович работает в Москве, он — вице-президент федерации киокушинкай каратэ-до России. Около года назад он стал «шиханом».

    — В каратэ есть целая система званий, — рассказывает Шихан Белов. — «Кохай» — это ученик, «Сэмпай» — старший ученик (до 2-го дана включительно), 3-4-й даны — «Сэнсей» (учитель), начиная с 5-го дана — «Шихан» (учитель учителей). Схема экзаменационных испытаний включает в себя «кихон» — знание базовой техники, проверку общей физической подготовки (разнообразные тесты на координацию, гибкость, силу, выносливость и т.д.), а также «ката» — условный поединок с воображаемыми противниками, часто ката воспринимают как активную медитацию. С повышением пояса возрастают и нормативы по данным дисциплинам.

    Так что сейчас по званию и по роду занятий я — наставник наставников. А у детей уже давно не преподаю. Хотя процессы эти, по сути, очень похожие. Основная цель занятий каратэ — не столько научить приемам единоборств, сколько дать человеку знания, необходимые в жизни. Неспроста в легкой атлетике, футболе, других видах спорта используется слово «спортклуб». А про каратэ говорят «школа». Мы передаем не только знания о технике ударов, но и воспитываем дух: учим людей преодолевать боль, усталость и страх, быстро принимать ответственные решения, быть уверенным в себе. Такие навыки нужны не только единоборцу, но и абсолютно любому специалисту: врачу, адвокату, журналисту.

    Каратэ — это не только работа над собой, но и умение жить в гармонии с окружающим миром. У нас много воспитательных моментов, прививается уважение к окружающим, умение реально оценивать свои возможности.

    Например, когда ученик заходит в зал, полагается дважды делать поклон. Первый — для «доджо» (зал для занятия каратэ), второй — всем присутствующим (знак уважения их знаниям и опыту).

    На все команды учителя полагается отвечать «ОСУ» — это заглавные буквы японской фразы «Всегда и до конца». То есть таким образом тренирующийся признает, что будет всегда предельно внимательным и намерен тренироваться до конца. Получается что-то вроде нашего «да», только гораздо глубже по смыслу.

    Даже во время поединка необходимо демонстрировать уважение к сопернику. Например, непозволительно слишком бурно праздновать свою победу. Вообще, в каратэ не принято приходить ради славы. Кубки, медали — это все вторично по сравнению с самосовершенствованием и преодолением себя. И разнообразные рекорды мы ставим не ради тщеславия, а чтобы популяризировать наш вид единоборств. Ведь люди гораздо охотнее придут на показательные выступления, если пообещать установить какое-то удивительное достижение.

    Сам я начал заниматься в 22 года, уже после армии. Однажды к нам в поселок Снежный приехал учитель Николай Михайлович Чупров. Я видел несколько фильмов про каратэ — «Американский ниндзя», «Возвращение дракона», «Кулак ярости» — и мне было очень интересно попробовать. В ту пору любой советский парень тоже мечтал научиться бить руками и ногами, как Брюс Ли. (К слову, и сейчас основной промоушен для каратэ создают художественные фильмы — легко можно проследить зависимость между выходом очередного голливудского боевика-блокбастера и ростом притока детей в наши школы.)

    В каратэ я влюбился с первой тренировки. А еще где-то через полгода понял, что и сам буду тренировать. Поселок наш был довольно далеко от Комсомольска-на-Амуре, откуда приезжал Николай Михайлович. Поэтому занятия у нас он мог вести только раз в неделю, а этого недостаточно. Учитель выбрал меня старшим учеником и доверил проводить занятия. Он писал мне планы тренировок и давал задания. Вот тогда я и понял, что каратэ — моя жизнь.

    А свою собственную группу я набрал через год после того, как начал заниматься сам. Это было в 1990 году — как раз тогда каратэ было на пике популярности. Ко мне в группу пришло больше ста человек — практически все мужское население поселка: от инженеров леспромхоза до врачей. Заниматься-то особо в поселке было нечем — охота, рыбалка да пьянка. Так и началась моя тренерская деятельность. Может, не очень продолжительная, но какое-то количество известных учеников я выпустил. Например, Василия Злоби- на — он сейчас президент Московской областной федерации каратэ. А в соревновательный период был чемпионом России.

    А в 1994 году мне посчастливилось стажироваться у самого Масутацу Оямы, создателя стиля «Киокушинкай», имя которого сейчас уже стало легендой. Из всех претендентов на эту поездку учителя выбрали меня с моим другом Рамилем Габбасовым (он сейчас директор Союза боевых искусств России).

    Так что три месяца мы с Рамилем жили в Токио. Японский «хонбу» (главный зал для занятий) похож на мужской монастырь. У учеников в жизни нет ничего, кроме трехразовых тренировок и отдыха между ними. Два раза в неделю урок вел сам Масутацу Ояма, раз в неделю — знаменитый мастер Шокей Мацуи. Еще были специальные тренировки для членов сборной Японии, но нас на них тоже допустили.

    Самое главное, что я вынес для себя из этой поездки, — это то, насколько в каратэ все может быть серьезно. Я понял, как нужно и важно делиться с другими знаниями, отношением к жизни. И увидел, почему японские каратисты так сильны: на каждой тренировке они в строгости и дисциплине закаляют свой дух. О таких традициях можно много слышать, но пока не увидишь сам — не поймешь.

    Если брать в процентном соотношении, то на душу населения в Хабаровске каратэ — самый популярный вид спорта. Там вначале 90-х были хорошие учителя — Евгений Николаевич Исаков и Валерий Викторович Пукас, которые заложили отличный фундамент для развития. В Москве, конечно, люди из немного другого теста — в этом тесте больше воды.

    Хотя жаловаться неправильно. Но спору нет — мои первые ученики лет 20 назад были получше физически развиты, чем нынешние дети. Сейчас компьютеры заменили молодежи подвижные игры. Но это объективная ре-
    альность, прямые последствия прогресса. Кто знает — может, вскоре люди вообще будут на электронных печах ездить, а роботы — выполнять за нас всю физическую работу? Скажу другое: те, кто попадают к нам в школу, быстро приводят себя в порядок. Каратэ — это и развитие мышц, и координация. Уже через полгода занятий на- чинаешь чувствовать уверенность в своем теле. Через полтора — понимаешь приемы и начинаешь более продуманно двигаться. А через три года ты становишься новым человеком. Да, с возрастом надо начинать дозировать нагрузки. Но все равно, каратэ — это навсегда.

    Наши партнеры